<< Главная страница

Глава пятая



Тень Старого Джентльмена

- Конечно, будем! - с готовностью отозвался Федя. - Давно пора. Что у нас, ребята в рюкзаках? А ну, вываливай!
Поесть предложила Лиза, почувствовавшая внезапно и усталость, и голод. Возражений не было. Вскоре вся компания сидела за чудом появившимся столом.
- Перчика не вижу, - бормотал Федя с набитым ртом. - Пресновато что-то. Тут может помочь только перец.
- Старый? - машинально спросила Лиза.
- Почему старый? - удивился домовой. - Молодой, старый - какая разница? Черный молотый перец.
- Просто вспомнила вдруг сейчас, - улыбнулась девочка. - Год назад, в день рождения Аленкин это было. Старичок один ненормальный у нас во дворе мне сказку рассказывал. Его потом санитары связали и увезли. На вертолете скорой помощи. А он все вырывался и мне кричал. Такую ерунду! "Запомни - старый перец! Помочь может только старый перец!"
Печенюшкин подскочил на стуле.
- Как?! - воскликнул он. - Старый перец! Так вот в чем дело! Брахнамур все же успел пробиться к тебе! Рассказывай! Стой!.. Он давал тебе что-нибудь?
- Какой-то камень дурацкий. Совсем некрасивый. Велел беречь и никому не показывать. Я его сто раз хотела выбросить, да неудобно.
- Где камень?! - разволновался Печенюшкин.
- Дома... - растерялась Лиза. - В коробке со всякой всячиной. Нет... Я ж его в карман сунула. В то утро. Ну, утром того дня, когда мы на драконе из дому улетели. Сколько уже прошло? Как три дня? Всего?.. Короче, я утром сочиняла, - она смутилась, - ну, вы знаете что.
- Озонно-парниковая эффектная дыра... - ехидно пропела Алена, прыгая на одной ножке.
Лиза поморщилась, но связываться с сестрой не стала.
- В общем, сквозняк был, листы разлетались, я их камнем прижимала. Потом собрала, а камень в карман сунула. Хотела убрать в коробку, но сперва забыла, а потом все это началось с картоморами, - она порылась в карманах джинсов.- Вот он!
Печенюшкин бережно взял невзрачную белесоватую гальку, похожую на небольшой мандарин, отошел к стене и с силой ударил камнем о выступ. На поверхности гальки зазмеилась трещина.
- Глядите! - мальчуган вернулся к столу.
Он вставил в трещину острие ножа, повернул, белесая скорлупа упала на скатерть, и...
Общее "Ах!!" раздалось в пещере.
На ладони Пиччи сиял огромный бриллиант. В каждой его грани, ослепляя, взрывались сотни маленьких радуг.
Алена отодвинула недоеденный кусок и, вытянув шею, привстала.
Картоморы, оставив приличия, забрались на край стола.
Федя в восторге беззвучно шевелил губами, возможно, перешел на рыбий язык.
Фантолетта тоненько присвистнула и смутилась.
"И ЭТО целый год валялось у меня на столе?!" - пыталась сказать Лиза, но на букве "Э" зациклилась. Получалось: "и-э... и-э... и-э..."
- Пора кое-что объяснить, - Печенюшкин заботливо похлопал девочку по спине, уняв заикание. - Расскажи, Лизочек, как было дело. А дальше я продолжу.
Повторять Лизину историю мы не будем, тем более, что прошлогодние события во дворе дома номер 7 по улице Весенней уже известны читателю.
Когда девочка закончила, вступил Печенюшкин. Начало его рассказа читателю также знакомо. Помните легенду, что слушал в своем кабинете Ларри Люгер? Конечно, помните? Чудесно. Правда, Пиччи рассказывал короче, веселее, а его собственная роль в спасении детей Гокко, укрощении ведьм и восстановлении незаурядных способностей цветка пинго как-то ушла на второй план.
- Понимаете, - жаловался Печенюшкин, - я вечно в разъездах. Хотелось подстраховаться, поручить заботу о бриллиантах надежным людям. К тому же родственник - названый брат. Я шепнул Гокко, что - среди людей - назначаю его, а после - каждого старшего в роде хранителем сокровищ. Если камни понадобятся людям всей Земли для общей благородной цели, глава рода должен произнести заклинание. Тогда прозрачная башня, скрывающая бриллианты в глубине пещер, откроется. Если род Гокко угаснет, последний его потомок должен передать эстафету достойнейшему из известных ему людей.
С тех пор минуло четыре века. И вот в двадцатых годах нашего столетия хранителем тайны стал Боб Уоррен из штата Невада.
После кончины отца юному Бобби достались серебряные рудники, ранчо в Техасе и плотный пакет в сургучных печатях. Непонятно, как потомок индейского вождя стал американцем? Все очень просто. Порой старшими в роде оказывались дочери, а они, естественно, принимали фамилии мужей. Где только не живут потомки моего названого братика! - Печенюшкин подмигнул девочкам.
Бобби изучил содержимое пакета на добрую сотню раз. Ни в сказки, ни в заклинания он не верил, но карта четырехсотлетней давности внушала невольное уважение. Молодой Уоррен потерял голову, сон, аппетит и - первый из многих поколений хранителей - решил все проверить сам...

До пещер оставался день пути, когда Бобби приказал проводникам остановиться и разбить лагерь. Сам он, взяв двух лошадей и необходимое снаряжение, отправился дальше, наказав ждать его не менее недели.
Увидев скалу, похожую на дом, Бобби воодушевился. Самым трудным делом было раскачать каменную трубу наверху. Для этой цели Уоррен приготовил старинное кремневое ружье, стрелявшее с отдачей, способной повалить быка.
Не буду утомлять вас, описывая приключения Бобби в пещерах. Достаточно сказать, что он достиг цели. При свете факела прозрачная башня и гора бриллиантов внутри нее представляли фантастическое, незабываемое зрелище.
Произносить заклинание Уоррен не стал. В старой легенде говорилось: стена упадет, когда клад потребуется всем людям планеты для общего благородного дела. Насмотревшись вдоволь на чудо, Бобби пустился обратно и скоро достиг выхода.
Неотвязная мысль владела им. Юноша хорошо помнил ту часть легенды, где дождь бриллиантов с шеи маленькой Коломбы канул в расщелинах скалы.
С невероятными трудностями, несколько раз едва не сорвавшись, Бобби забрался наверх. Ведьм юноша не встретил, а там, где некогда тянулись к солнцу волшебные бутоны, возвышался куст из зеленоватого камня. Куда делось племя, окаменел ли сам цветок пинго, или это была работа искусного мастера - ждать ответов было неоткуда.
Однако Бобби, дотошный, как истый американец, не пожалел на поиски двух дней, рискуя опоздать в лагерь проводников. Он перерыл всю землю, нанесенную сюда ветрами по пылинке за сотни лет, ощупал каждую трещину в скалах. Такой труд не мог не увенчаться успехом.
Он нашел пять камней, один из которых сейчас перед вами. С ними, испытав массу тягот и приключений, отважный путешественник вернулся домой. Шло время.
В восьмидесятых годах этого века Бобби был уже глубоким стариком. Четыре войны, три женитьбы, да ежегодное - до недавних пор - сафари в Африке очень долго поддерживали в нем удалой спортивный дух. Но - увы! - к концу своих дней Старый Джентльмен, как его звали соседи, впал в безобидный старческий маразм.
Бог не дал ему детей, и в свое время Старый Джентльмен позаботился о новом хранителе тайны. Им стал доктор Брахнамур, индиец, врач и друг Уоррена. Философ и гуманист, человек глубочайшей культуры, он, как никто другой, заслуживал этой чести.
В хранилищах банка лежал пакет, предназначенный доктору после смерти Старого Джентльмена. Чтобы подготовить Брахнамура, Уоррен поведал ему всю историю заранее, разумеется, в самых общих чертах. Бриллианты же покоились в домашнем сейфе мистера Роберта.
Итак, на закате жизни старик принялся чудить. Он полюбил ходить по маленьким кафе, где собиралась разномастная публика, и всякий раз после кружки подогретого пива начинал вспоминать молодость. Часто в историях этих упоминались пещеры, несметные сокровища, сверкали бриллианты небывалой величины да сквозили намеки на великую многовековую тайну.
Еще одна старческая странность: теперь мистер Уоррен боялся оставлять камни в сейфе и всюду носил с собой.
Никто не принимал старика всерьез. Но однажды, расчихавшись во время очередного рассказа, он полез за платком, и из кармана на пол выпал огромный бриллиант. Старый Джентльмен мгновенно прикрыл его ладонью и, тревожно оглянувшись, спрятал обратно.
Уоррену показалось, что никто не видел камня. Он не заметил, как мужчина, сидевший сзади, поспешно вскочил и, не теряя старика из виду, направился к телефону. Так на след бриллиантов вышел мощный гангстерский синдикат.
К сожалению, доктор Брахнамур не мог постоянно находиться рядом со своим пациентом и другом. Помощь обездоленным, конгрессы сторонников мира, благотворительные поездки - все это требовало времени.
Обнаружь драгоценности старика обычный вор, он попросту выкрал бы их, не задумываясь о большем. Но в бандитской организации царила жесткая дисциплина. О случившемся немедленно доложили главарю.
Последовал приказ Уоррена не трогать, следить за ним неусыпно и в кратчайшие сроки определить, есть ли зерно истины в старческих россказнях.
Для тех, кто следил за Старым Джентльменом, настали черные времена. Свои истории старик всякий раз излагал по-новому. К тому же о той экспедиции, которую предпринял сам, он умалчивал. Колдуньи, волшебный цветок, могущественные чародеи - все это явно было сказкой. Не будь распоряжения хозяина, бандиты давно бы завладели камнями и на всем остальном поставили крест. Но Ларри Люгер, так звали главаря, обладал сверхъестественным чутьем.
С его позволения гангстеры ненадолго похитили один из камней, заменив великолепной подделкой. Ювелир, доверенный мафии, побледнел, увидев бриллиант, и оценил его в астрономическую сумму. Это еще больше укрепило решимость Люгера разобраться в истории до конца. Камень вернули на место.
Неизвестно, что случилось бы дальше, но в один злосчастный сентябрьский день Старый Джентльмен скончался от внезапного инфаркта прямо в кафе, разлив недопитую чашку чая. Один из бандитов сумел обыскать тело. Бриллиантов не было.
Доктор Брахнамур, получив скорбную весть, первым же рейсом вылетел в Неваду. Покойный оставил его своим наследником, наказав употребить все состояние на благотворительные цели. Входя во владение наследством, Брахнамур дошел и до пакета, хранившегося в банковском сейфе. К прочим документам Старый Джентльмен приложил подробное описание экспедиции в Бразилию, предпринятой в юные годы.
В потайном кармане пиджака, висевшего в гардеробе Уоррена, доктор обнаружил все пять драгоценных камней из ожерелья Коломбы. Бандитам они не достались по удивительной случайности. Утром рокового дня старик, перепутав, надел другой пиджак - точно такой же, но свежий, только что присланный из чистки.
Бандиты переключили внимание на врача, но до поры не трогали. Брахнамур же засел в архивах, выясняя - через века - историю рода Гокко. Человек редкой деликатности, он надеялся разыскать кого-либо из потомков индейского вождя. В случае удачи доктор хотел немедленно передать новому главе рода камни, карту и все остальные документы.
Род Гокко по прямой линии его старшего сына прервался. Но существовали и другие ветви. Брахнамуру удалось проследить одну из них. Помните, сестренки, о чем я рассказывал вам давным-давно, во время карнавала в Фантазилье?
- Еще бы! - Лиза, как всегда, успела опередить младшую сестру. - Ты сказал, что когда-то предки нашей мамы жили в далекой Бразилии. Да что там! Они же были на том волшебном карнавале - Гокко со своей семьей!
- Опять ты меня перебила, Лизочкина! - заревела Алена. - А я тоже все помню! Мы с ними играли: и с Коломбой, и с Сампайо, и с Азеведо. Я их учила через резиночку прыгать!
- Не ссорьтесь, - уговаривал Пиччи. - Все так и есть. Гокко ваш пра-пра-пра-... уж не знаю сколько раз - дедушка. Слушайте, что было дальше.
Брахнамур вылетел в вашу страну, но по дороге обнаружил, что за ним следят. Разными хитрыми путями ему удалось, как он думал, избавиться от преследования. Найдя Лизу, доктор хотел постепенно рассказать ей все, но не успел. Он смог лишь передать ей камень, замаскированный под обычную гальку, да поведать самое начало истории.
- Так это были бандиты?! - Лиза со злостью стукнула себя кулачком по колену. - Красный крест - вот гады какие! А я-то поверила, что он сумасшедший. Ну, а дальше?
- Тебя, - досказывал Печенюшкин, - гангстеры, к счастью, не видели. Они увезли доктора на маленький остров в свою тюрьму-лечебницу и всеми путями пытались выкачать из него правду.
Брахнамуру были известны многие тайны йоги. Совершенно нечувствительный к хитрым медикаментам, развязывающим язык, он держался целый год. Пытать его бандиты остерегались. Не выдержи врач, секрет мог умереть вместе с ним.
А я, как назло, торчал в Кара-дель-Плато. Шла война: две страны не могли поделить маленькую долину. Каждая считала ее своей. Вспоминать тошно. Наконец все кончилось миром. И тут обнаружилось, что гангстеры раздобыли новейшую сыворотку правды, во сне ввели ее Брахнамуру и узнали все. Преступники завладели картой, документами, четырьмя камнями и по горячим следам отправились за кладом.
- Где же они теперь?! - у Лизы горели глаза.
- Да, можно сказать, за спиной, - спокойно ответил Печенюшкин. - Часа через два будут здесь. Если мы хотим первыми добраться до сокровищ, надо поторапливаться.
- И ты молчал! - разгневался Федя. - Мы тебе кто - пешки?! Чурки с глазами?! Скрутим их сейчас, да и оставим здесь навсегда!
- Я полагаю, - вмешалась фея, - что хранитель клада имеет право на руководство действиями. Ему виднее, как поступать.
- Объясните мне, - не выдержал Клубень, - откуда такие сведения? Бандиты в пещере, почти рядом с нами, а никто об этом даже не догадывается, только вы в курсе всего.
- Троллейбус, - объяснил Пиччи. - Это мой испытанный соратник. Стоит себе у пещеры, врагам невидим, а сам все примечает и сообщает хозяину и другу.
- А-га... - Клубень надолго задумался.
- Но вы же могли помешать им войти в пещеру, - изумился Глазок. - Свои возможности вы прекрасно показали во дворце короля.
- Знаете, - загадочно откликнулся Печенюшкин, - врагов, как и друзей, я предпочитаю иметь поблизости. Давайте-ка в путь, тем более - дальше дорога простая. Пять поворотов налево, два направо и еще три налево...

Еще через полчаса дорогу внезапно перерезала пропасть. Метров пяти в ширину, она была настолько глубокой, что свет не достигал дна. Осторожный Федя кинул камешек вниз, и все затихли, прислушиваясь.
- Да это ничего, - подбадривал Пиччи. - Сейчас мост соорудим. Мост тесовый - расписной, перильца витые, цепи кованые. - Он молодецки засвистел, войдя в роль королевича из сказки, словно подзывал верного коня.
На цепях, крепившихся к своду, повис над пустотой широкий мост с резными перилами. Он уходил далеко вперед, за противоположный край пропасти. В отличие от ближней, обрывистой кромки, дальняя была пологой и скользкой. На той стороне, справа, в скале зияла огромная дыра и из нее сочился, уходя вниз по склону, тоненький ручеек.
Алена, не так давно заявившая об усталости, сидела теперь на плечах у Печенюшкина. Худенький, щупловатый с виду, герой нес ее легко, как пушинку.
- Ну, что, Аленушка, - предложил он, - покажем пример? Или вот что! Пусть, кто боится, идет по мосту, а мы с тобой отколем смертельный номер.
Неизвестно, что случилось с не слишком-то смелой Аленкой, но она согласно и даже с азартом кивнула.
Тотчас в руках Печенюшкина оказались скрипка и смычок. Узкий, светящийся луч, не толще волоса, лег через пропасть рядом с мостом. Сыграв краткое, тревожащее вступление, мальчик коснулся луча подошвами кроссовок.
Алена сидела неподвижно, крепко обхватив руками шею Пиччи. Скрипка упиралась в ее локоть, но это не влияло на качество исполнения. Его одобрил бы сам великий Паганини. Никто ведь, кстати, не знал в подробностях прошлое Печенюшкина. Он вполне мог оказаться учеником божественного маэстро.
Лиза доверяла своему герою безгранично, и все же необъяснимое беспокойство затрудняло ее дыхание.
Скользить по лезвию ножа,
Дрожа от сладости пореза,
Чтоб навсегда зашлась душа,
Привыкнув к холоду железа,--
неслышно бормотал Пиччи.
Ступив на пологий склон, мальчик уверенно развернулся и, высоко подняв смычок и скрипку, слегка поклонился зрителям. Слегка - поскольку на плечах его продолжала сидеть Алена, тоже важно склонившая головку. Вот девочка оказалась уже на земле, рядом с Пиччи. Держась за руки, они посылали спутникам воздушные поцелуи.
Смычок и скрипка, повиснув над Печенюшкиным, слились и превратились в большой пестрый шар. Шар медленно опускался на землю, но внезапно движение воздуха подхватило его и, словно в трубу пылесоса, затянуло в тоннель, из которого вытекал ручеек.
Того, что случилось вслед, никто из зрителей предвидеть не мог.
Слабый хлопок послышался из тоннеля, и вдруг, словно в ответ ему, раздался ужасающий грохот обвала. Ревущий поток вырвался из черной дыры, устремляясь в пропасть. Огромные острые камни ворочались в нем не в силах противостоять бешеному напору воды.
Печенюшкин успел лишь подхватить Алену и на вытянутых руках высоко поднять над собой. Мерцание защитной сферы окружило девочку. В следующий миг поток настиг их и безжалостно швырнул в бездну.


Лиза кричала, пыталась броситься за сестренкой, но Фантолетта и Федя удержали ее.
Водяная лавина гремела еще пару минут, затем стихла. Иссяк даже слабенький ручеек, бежавший из дыры раньше. Очевидно, подземный водоем, разрушенный обвалом, был теперь пуст.
Мост уцелел. Вода и камни не дотянулись до него совсем чуть-чуть. Пусти Печенюшкин свой чудо-луч левее моста, они с Аленкой остались бы невредимы.
- Случайная, дурацкая неожиданность, - уговаривала Фантолетта Лизу и себя.- Все предвидеть невозможно.Я уверена - Аленка невредима. Печенюшкин волоску с ее головы не позволит упасть!
Лиза вспомнила прозрачный, мерцающий шар, в котором очутилась ее сестренка.
Красными от слез глазами она робко обводила фею, картоморов и домового, ища утешения и поддержки.
- Почему же они не возвращаются? - шептала Лиза. - Хоть бы весточку подали, что живы...
Как будто услышав ее, из темного провала бездны с отвратительным писком взмыла летучая мышь. Она пронеслась над путниками, уронив прямо в руки девочки какой-то предмет, и в почтительном отдалении, наверху, укрылась за одним из сталактитов.
Вскрикнув, Лиза глядела на бриллиант Коломбы, снова вернувшийся к ней.
Зеленый лучик потянулся от камня, уперся в стену, и по ней, словно в световой газете, быстро побежали буквы.
Федя, устроив на колене потрепанный блокнот, стенографировал послание.
Громко, торопясь, боясь сбиться, Лиза читала вслух:
"Мы целы, Аленка не ушиблась, волнуемся за вас. Угодили в ловушку Заусенчатых Обормотов, тех, кто рыл эти пещеры когда-то. Выберемся сами, но быстро не получится. Идите вперед к сокровищам. Ждите нас в конце пути. Осталось три поворота налево, два направо и еще три - налево. И помните - на хвосте у вас бандиты. Торопитесь! Не вешайте нос! Подательнице письма вручите ответ. Алена. Пиччи."
Ответ получился немногословным: "Пусть сокращаются большие расстояния! Целуем, волнуемся, ждем."
Листок из блокнота Федя положил на доски мостика, сам отошел в сторонку. Крылатая почтальонша сорвалась с потолка и, схватив записку, исчезла в провале.
Предстояло решать, что делать с бандитами. Клубень склонялся к сражению. Фантолетта и Глазок поддерживали его. Кожурка, Неровня и Лиза противились, ссылаясь на инструкции Печенюшкина. Честно говоря, Лиза отчаянно трусила. Федя, после исчезновения Пиччи принявший командование, раздумывал. Теперь от его выбора зависело все.
- Парни лихие, умелые, - бормотал домовой себе под нос. - Опять же оружие при них. Такую, глядишь, штуку удерут - и не заметишь, как сплошаешь... Будем брать! - закончил он внезапно.
- А может, пусть погуляют? - голос у Лизы дрожал. - Что с ними связываться?
- Будем брать! - решительно повторил Федя. - А ты, Лизок, и не встревай. Это наше с Фантолеттой дело. Посидишь тихонечко вместе с почтенными картошками.
- Несолидно, командир! - протянул Глазок. - Мы тоже кое-чему обучены. Пусть спрячутся женщины и дети. Война мужское ремесло.
- Объясняю для непонятливых, - домовой поднял палец кверху. - Люди они отчаянные, в работе своей мастера. Мастера на мастеров, тут, может, и будет у нас победа, а без жертв не обойдется. Рисковать не могу, - сухо подытожил Федя.- Обойдемся по нашему, по-волшебному...

Глава шестая
Свидание в ночи
- Просыпаюсь в семь часов - открываю свой засов, - бормотал Очисток, буравя глазами стрелки на запястье.
- Он встает, он встает - картоморский наш народ, - подхватил Ловчила, приподнимаясь и зевая. - Бодрая, замечательная песня! Кто это сочинил, ваша тайность?
Оставалось еще четыре минуты.
- Глазок, - отозвался Очисток машинально. Мысли его были далеко. - Королевский порученец. Представьте, полковник, мы вместе учились в школе первой ступени. В одном классе...
Всю ночь он прикидывал возможные планы действий. Противно - пока не вернется чудодейственная сила, ничего нельзя было предсказать точно. О потерях Очисток не жалел. Картоморы, люди, волшебники - все это были лишь пешки в большой игре. Его игре...
Тайный советник вовсе не собирался отдавать королю магический эликсир. "Пусть расторгнет договор, - думал он тогда. - Это будет последним поступком Глака."
Заговор был продуман до тонкостей. Убедив монарха, Очисток собирался выпить эликсир сам, затем с помощью группы КУКУ свергнуть и казнить короля. Обвинение представлялось ясным: измена Отечеству, попытка втянуть народ картоморов в кровавую, смертельную схватку с людьми и волшебниками, нежелание переселяться на благодатную, безопасную, необитаемую планету.
Власть! Вот единственное в этом мире, что имело ценность для чародея. Очисток Первый... Эти два слова звучали широко, протяжно, раскатисто. Не то, что - "Глак!" Словно судорожное клацанье собачьих зубов, вздох дворняги. Сейчас, когда его затея не удалась, Очисток с особой страстью ненавидел короля...
- Так я же его знаю! - обрадовался Ловчила. - Отличный парень, в доску свой! Мы как-то компанией закатились на всю ночь к разбитому реактору. Ну, шло веселье, скажу я вам! Впитали столько рентген, что потом неделю стояли на ушах и светились зеленым, как гнилушки.
Тайный советник рассеянно смотрел на вояку. Полковник, в его естественном состоянии, был пока только помехой. Звонко пропищали часики, и в тот же миг Ловчилы не стало. На шее Очистка появился медальон на цепочке.
Потянувшись до хруста в морковных суставах, чародей мячиком покатился по дороге. Гангстеры - его глаза и уши - успели продвинуться далеко вперед. Очисток догонял команду Люгера, безошибочно выбирая нужные повороты. Главная часть его внимания была прикована к тому, что происходило с бандитами.


Ужастик, Ларри и Косоголовый по очереди приникали к перископу. Неожиданности продолжались. Атаку загадочных существ еще можно было как-то объяснить. Мало ли тайн у природы. Но это!
На каменном полу в центре высокого зала пылал костер. Над языками пламени крутился вертел с поросенком, покрытым глянцевой, коричнево-розоватой корочкой. У огня расположилась, оживленно болтая, весьма странная компания.
Ручку вертела поворачивал рыжий, простецкого вида, человечек. Рядом, на рюкзаках, сидели темноволосая девочка в очках и синеглазая, сногсшибательная красотка. Тут же, прямо на каменном полу, примостились четверо бурых уродцев, знакомого уже облика.
- ...Так и сказала, - тараторила девчонка, ловя длинноватым носом ароматы жаркого. - "Пионер" - слово английское, означает - "первопроходец", "зачинатель". Значит, что получается? Значит, получается, что первым пионером у нас англичанин был? Я, говорю, лучше свой отряд организую. Буду зачинщицей, то есть зачинательницей. А мне завуч говорит - ты у нас и так всегда зачинщица. Скажи папе, пусть в школу придет. А я говорю, что папа говорит, что ему некогда и неохота. Что вы ему в своих маленьких темных очечках напоминаете провинциального мафиози-неудачника. И только тут подумала, что же я, дура, сказала! А он говорит, тогда пусть мама придет. А сам уже весь красный...
Тогда я ему честно отвечаю, что маму нельзя волновать, у нее сердце больное. Мне, говорю, если хотите знать, мама дороже английской пионерской организации. Предлагаю - пусть лучше дедушка придет. Ему все равно в этой жизни уже все безразлично. А завуч говорит, мы тебя из школы выгоним...
Косоголовый не выпускал перископ, разглядывая красотку. Он едва не сломал винты настройки, увеличивая изображение до максимума. Ларри выдернул прибор из потной ладони родственника.
- Пошли к ним, - выдохнул он. - Действуем по обстановке, будьте начеку. Мы - мирные исследователи. Высоко в горах обнаружили пещеру, увлеклись, зашли слишком далеко, заблудились. Вперед.
Косоголовый попытался вывернуть берет желтой стороной наружу, но, будто почувствовав свирепый взгляд хозяина, сделал вид, что вытряхивает соринку.
Шумно ступая, улыбаясь до ушей, бандиты вышли на свет.
- Дружба! - кричал Косоголовый. - Я - миролюбивый молодой геолог! Ура! Банзай! Буэнас диос! Мы за трудное счастье благодарны судьбе!
Ужастик старался держаться в тени.
- Во! Опять геологи! - обрадовался рыжий. - Подходите, сердешные. Поросятинкой угостим, чаек у нас знатный, сахар внакладку, бери - не хочу.
Легенда, выдуманная Ларри, ничуть не удивила путешественников. Даже Ужастик не испугал их. Странно было другое - бандиты чувствовали себя у костра свободно и естественно.
Тревога их и постоянная собранность исчезли. Цель похода стала казаться далекой и незначительной. Осторожный Ларри, сверхбдительный Ужастик, подозрительный Косоголовый верили каждому слову своих неожиданных знакомцев.
- Бразилец я самый, что ни на есть, коренной, - неторопливо рассказывал Федя. - Мама негритянка у меня, папа китаец с острова Тайвань. Но родился он здесь, с Тайваня еще дедушка его переселился. Пещеры эти нам известные - почитай лет двадцать, как туристов сюда вожу. Знаменитые у нас пещеры - Полетта вон аж из Марселя по туру, по путевке, значит, прилетела. Учительница она в пансионе для девочек. По слесарному делу.
А вот Лизон, - кивнул на девочку добродушный бразилец,- нипочем не угадаете, откуда.- Он сделал эффектную паузу. - Она живет на огромной льдине в русской Сибири. Ее пра-пра-прабабушка была белой медведицей, прадед по матери - князем первой гильдии, а отец - знатный охотник на комаров и большой друг президента.
- Вот она! - восклицал Косоголовый. - Вот она, суровая и прекрасная сибирская правда! Я молодой геолог-миллионер, гражданин мира, но горжусь тем, что и во мне есть частица русской крови.
Справа от него сидела красавица Полетта, слева истекал соком поросенок.
- Лизон вела переписку с Мари, племянницей Полетты, - рыжий подбросил дров в костер. - Теперь, на каникулах, они гостят в семьях друг у дружки. Лизон никогда не была у нас, в Бразилии, вот Полетта и решила взять ребенка с собой. А что сейчас поделывает Мари, как ты думаешь, малышка?
- Загорает, купается в проруби, - охотно предположила малышка Лизон. - Летом у нас тепло - минус тридцать. А вечером все заворачиваются в шкуры, пьют спирт для здоровья, и папа читает вслух газету. Это настоящая газета! - похвасталась девочка. - Ей уже сорок лет, но она почти вся целая. Там написано, что скоро мы будем жить еще лучше.
Лиза врала безвкусно, но гангстеры размягченно, с уважением поддакивали.
- А эти вот огольцы - местные, - Федя указал на четверых картоморов. - Живут, значит, тут - и все. Способные - страсть! Отзывчивые такие, а уж ласку любят... А ну, скажи "пе-ре-строй-ка"!! - заорал рыжий и больно щелкнул Глазка по макушке.
- Пы-ле-стлой-ка-а-а-а! - расплылся Глазок, кланяясь и исподтишка показывая домовому кулак.
- Чувствую, - посерьезнел бразилец, - большое у них будущее. Вот только учиться надо. Однако что же я?! Все готово, прошу угощаться.
Поросенок оказался вкусным до блаженного обалдения. Ужастик с почтительным удивлением смотрел на рыжего.
- Как вы это делаете? - не выдержал он. - Я готов купить рецепт, мой господин. Меня интересует все - порода свиньи, ее пища, время года и климат при рождении поросят, как вымачивать мясо и чем начинять, состав и пропорции трав...
- Жрут, что придется, - по-свойски поделился Федя. - Наша живность, пещерная. Зафинтилил ему в лоб из рогатки - и все дела. А не пора ли вздремнуть, друзья-геологи? Мы, бразильцы, об эту пору как раз спать ложимся.
Осоловевшая компания не возражала.
Вскоре все общество, уютно разместившись в спальных мешках, отошло ко сну.
Федя удобно привалился к камню с кружкой дымящегося чая в руке. Он собирался бодрствовать всю ночь, но после третьего глотка неожиданно вялой рукой поставил кружку на пол, уронил голову на грудь и засвистел носом резко и тревожно, как маневровый паровоз.


Очисток подводил итоги. Пищи для размышлений у него хватало, хоть отбавляй. Во-первых - состав картоморов оказался удачной неожиданностью. Появилась надежда заполучить своего агента в экспедиции Печенюшкина.
Во-вторых - девчонка. Мысли картоморов были заблокированы. В ее же голове он мог читать, как в открытой книге. Почему? Не скрыта ли здесь ловушка?
Теперь и Очисток знал все то, что было известно девочке. Сумасбродное исчезновение Дракошкиуса, преступные симпатии Кожурки, Пиччи, угодивший в ловушку вместе с Аленой... Очевидно, волшебники в заколдованной пещере, обезопасив картоморов от колдуна, начали вести себя чересчур легкомысленно, ослабили бдительность.
В третьих - послушными руками Ужастика ему удалось незаметно подсыпать в чай сильнейшее снотворное из бандитской аптечки. Теперь даже рыжий враль-часовой спал как убитый.
Похоже, наступало время Очистка. "Время "О", - усмехнулся про себя чародей. Преград на пути к сокровищам Барабули не было.
Очисток стоял в одном из боковых коридоров, выходивших из "спального" зала. Кожурка, Неровня, Глазок и Клубень смотрели цветные сны в пушистых, похожих на пестрые рукавицы, мешочках, подаренных Фантолеттой. Впрочем, нет! Один мешочек был пуст.
- Пощадите, ваша тайность! - в ногах чародея валялся некто, не различимый во тьме. - Ошибки молодости, тайные пороки... Ну кто же, кто свободен был от них?..
- Все доказательства надежно спрятаны в Мертвограде, - цедил Очисток, почти не разжимая губ. - Если узнают картоморы, тебе конец.
- Будь проклята моя пагубная страсть, - скулило существо. - Роковые обстоятельства сделали меня игрушкой в ваших руках.
- Поздно устраивать сцены! - чародей брезгливо поморщился. - Выбора у тебя нет. Точнее, выбор есть, но он дьявольски труден: награда и почести или позорная смерть.
- Что предпочесть?.. - хныкал комок. - Ужель меня презрение окружит доверчивых товарищей моих? Нет, лучше смерть! Но как она страшна...
- Ну? Быстрей же! У меня нет времени.
- Конечно, награды и почести, - существо деловито поднялось, отряхивая колени. - Что надо делать?
- Все слышать. Все видеть. Все запоминать. Мысленная связь невозможна. Когда нужно будет, я сам найду тебя. А главное... - тут Очисток перешел на шепот.
- ... Давай обнимемся, - закончил он неожиданно спокойно. - Иду на подвиг во имя народа. Да здравствует великая империя картоморов!


Сознание возвращалось по частям в воспаленную голову домового. Все кружилось, встряхивалось, мгновенные картинки детства вспыхивали под закрытыми неподъемными веками. Нежная мохнатая мама, первые лапоточки из липового лыка, нескончаемые мышиные хороводы у печки. И по этим воспоминаниям, по беленым стенам русской родной печи, по больной голове бухал и бухал со страшной предопределенностью, как маятник, тяжелый чугунный шар.
Собравшись с силами, он едва слышно прошептал древние колдовские слова. Картинки закрутились с бешеной скоростью, потускнели и сгинули. Стихал мало-помалу размеренный стук в висках, и с каждым мгновением становилось все ясней - случилось ужасное.
- Опоили! - завопил Федя, вскакивая на ноги.
- Спокойно, бразилец! - Ужастик, прочно расставив ноги в армейских ботинках, стоял у стены с автоматом наизготовку. - Можешь хоть сколько упражняться в своих чародейских штучках. Но учти: наш главный с вашей девчонкой забрались далеко вперед. Каждые полчаса у нас сеанс связи с шефом. Малейший фокус - и ваша драгоценная Лизхен отправится в рай.
Домовой обвел взглядом лагерь экспедиции.
У погасшего костра жалкой, растерянной кучкой сгрудились картоморы. Фея сидела в сторонке, обхватив колени, по плечи скрытая спальным мешком. Голова ее была опущена, склонившиеся пепельные кудри мешали рассмотреть лицо.
Рядом стоял Косоголовый, с ног до головы увешанный оружием. Пятнистый берет его в отсутствие Люгера опять был вывернут желтой стороной наружу.
- Ах, Полетта, будьте мне другом, - уговаривал он. - Ваши опасения понятны. Да, на работе я, сам того не желая, подавляю всех достоинством и мощью. Но дома... Трепетный миллионер-холостяк мечтает показать вам свою маленькую стокомнатную хижину. Зимний сад, соловьи, жасмин, скромная коллекция импрессионистов и стихи, поток стихов, до рассвета...
- Джон, бросьте шутки эти... - печально отозвалась фея.
- Нет! Ни за что на свете! - воскликнул гангстер. - Взгляните! У меня все зубы свои, а там, где их нет, я золотые вставил! Любовь - это достаток!
- Никогда в колдунов не верил, - заметил Ужастик. - Теперь учусь на своих ошибках. С такими способностями, парень, - он чуть повернулся к Феде, - ты бы неплохо продвинулся в нашей фирме. Мы всегда открыты для диалога с классными профи.
- В долю возьмете али как? - домовой осторожно приподнял бровь.
- Это решит шеф, - отрубил бандит. - А я готов все простить за поросенка. Тот, кто так готовит, может рассчитывать на дружбу Ужастика. Действительно, волшебство.
- А я признаю лишь волшебство любви, - упорствовал Косоголовый. - Марсельские учительницы слесарного дела - чемпионки моей мечты.
"Кто мог предать, - мучительно размышлял Федя, безуспешно пытаясь проникнуть в мысли захватчиков. - Вроде как заслонка стоит, да слабоватая. Попробуем расшатать. Ох, Мурлыка Баюнович. Ох, Печенюшкин, змей, друг любезный. Ну, выдам я вам на совете по первое число."
- Давай избавимся от балласта! - Ужастик пренебрежительно кивнул на картоморов. - Загоним в тоннель, струя кислорода, пара осколочных, и можно отскребать их от стен, как овсянку. Многие годы, - скривился он, - матушка по утрам пичкала меня овсянкой. Без масла и без соли. Наверно, поэтому я и стал бандитом.
По картоморам прокатилась дрожь.
- Вы не посмеете! - голос у Неровни сорвался. - Палачи... - Фантолетта мигнула ей незаметно. - Хорошо, убивайте. Но учтите - я умру с песней!
- Брось, они безвредные, - Косоголовый был великодушен. - А ну, марш отсюда! - гаркнул он на "местную живность". - Назад, вон туда. И чтоб больше я вас здесь не видел!
Туземцы удалились с достоинством, но быстро.
- Доброта, отзывчивость, талант вокалиста, мягкий незлобивый юмор - вот свойства моей незаурядной натуры, - взволнованно пояснял бандит. - Сердце льва, душа ребенка... Один поцелуй, Полетта! Будьте мне нежной сестрой! Сестрой милосердия!..
Ужастик развлекался, наблюдая за сценой ухаживания, однако бдительности не терял.
- Джон! - окликнул он напарника. - Не слишком ли ты усердствуешь? Хозяин этого не одобрит.
- Это тебе он хозяин, - огрызнулся Косоголовый. - А мне родственник. У нас, можно сказать, семейный подряд. Твое дело супы варить да крутить баранку. Недотепа, - извинился он перед феей, улыбаясь так, что обнажились десны. - Детский конструктор да кулинарные брошюры - утехи его одиночества.
Если когда-нибудь Ужастик и обижался, об этом знал только он сам. Вот и сейчас гангстер равнодушно пожал плечами, не тратя слов на перепалку.
Косоголовый, окончательно воспламенившись, схватил фею в объятия.
- Полетта... - бормотал он, предвкушая первый в жизни поцелуй. - Я хочу быть слесарем... Руку и сердце... Мы купим мастерскую... Я трепетный миролюбивый слесарь-миллионер... Потоки стихов, водопа... - гангстер застыл, как изваяние.
Фантолетта без труда высвободилась.
- Не наши это методы, - благодушно разъяснял Федя очумевшему Ужастику. Великий Маг расправился наконец с "заслонкой" и знал теперь, как быть дальше. - Нешто так делают? Ты сватов сперва засылай, родителям уважение окажи, а там, коли сладится дело - глядишь, и за свадебку...
Косоголовый, выпучив глаза, вытянув перед собой округленные руки, походил на известную скульптуру "Арбуз разбился".
- Он ведь прав был, насчет души ребенка, - фея тихо улыбнулась. - Смешной, верит всему, что говорит. Заметьте, Федор Пафнутьевич, люди они не пропащие. Одного овсянка испортила, другого - энергичный родственник.
- Главное дело, душегубства на них нет, - согласился домовой. - А в их работе без этого куда как непросто. Оставим до Печенюшкина, пусть разбирается.
Ужастик сжимал бесполезный автомат. Пальцы его словно приросли к металлу, ноги не двигались.
В кармане Ужастика запищала рация.
- Как обстановка?! - голос Ларри был мягок, как бархатный камзол, но камзол, надетый поверх стальной кольчуги. - Есть проблемы?
- Порядок, мой господин, - рация оказалась уже в руках у Феди. Ужастика он копировал безошибочно. - Публика на редкость послушная, не придерешься. Косоголовый любезничает с красоткой. Желтый берет на нем как гудок на бане.
- Пароль! - слышно было, как Люгер усмехнулся.
- Сорок девять, Мадагаскар, восемнадцать!
- Хорошо. Можете трогаться.
- Фантолетта! Феденька! - Это была уже Лиза. - Мы тут разговариваем, вы не волнуйтесь. Он довольно понятливый. Ну все, пока. До связи... - голос ее оборвался.
- Слыхали? - Федя сунул прибор за пазуху. - Велено трогаться. И шеф у вас понятливый. Это славно. Потопали, ребятки. А за наручники не обижайтесь. Из вашего же хозяйства. Береженого Бог бережет.
Бандиты вновь обрели способность двигаться, но руки их оказались скованы за спиной.
Домовой, гангстеры, Фантолетта и вернувшиеся картоморы гуськом потянулись вперед.
Косоголовый то и дело оборачивался, ловил взгляд коварной красавицы.
Фея ободряюще, по-товарищески улыбалась.
- Главное, - бормотал Федя себе под нос, - что процесс пошел. Начался, понимаешь ли, процесс...


Хитрюга Очисток старался не оставлять следов. Фантолетта и Федя не подозревали о нем, о его участии в освобождении бандитов. Люгера и его помощников они заколдовали совсем чуть-чуть - лишь бы те не были опасны. К тому же на людей старше шестнадцати чары фантазильцев вообще действовали слабо: Волшебный совет не позволял подземным обитателям вмешиваться во взрослые дела. Допускались лишь редкие исключения.
Потому-то Очистку и не составило большого труда расколдовать гангстеров, разбудить среди ночи и внушить, будто Люгер сам догадался о роли Лизы - девочки, владеющей ключом к сокровищам Барабули. Ужастик же считал, что идея подсыпать волшебникам снотворное была его собственной. Так что, проникнув в мысли бандитов, домовой и фея не видели оснований для беспокойства. Тем более никаких злодейств в отношении Лизы Люгер совершать не собирался. Человек щедрый, он хотел набить карманы девочки бриллиантами и отвезти домой.
Чародей катился вперед по низкому извилистому коридору. Несколько раз он пытался сэкономить время и сразу оказаться у цели. Ничего не получалось. Заколдованная пещера навязывала свои правила игры.
Он видел, что Ужастик и Косоголовый вновь захвачены волшебниками, что Люгер оставлен ими в дураках. Это не волновало Очистка.
Бриллианты уже совсем рядом. Лизу и Ларри отделяли от Очистка минут пятнадцать ходу. Волшебники отставали безнадежно.
План чародея был прост. Спрятаться, пока не появятся главарь с девчонкой, и дожидаться той минуты, когда Лиза произнесет заклинание. Если девчонка заупрямится, подтолкнуть ее с помощью магической силы. Когда стена рухнет, он, Очисток, уничтожит камни с таким же наслаждением, как растоптал мерзкую незабудку, как растопчет, казнит, испепелит ненавистного умника Глака.
Конечно, могли быть и неожиданности. Уж слишком легко все получалось. "Главное - ввязаться в сражение, - вспоминал чародей знаменитую фразу, - а там посмотрим". О себе Очисток не беспокоился. На случай смертельной опасности у него был в запасе великолепный обманный финт.


Только один поворот налево отделял теперь Ларри Люгера и его маленькую спутницу от места, обозначенного крестиком на старинной карте. Ларри был счастлив. Сама судьба отдала в его руки хранительницу клада, девочку, к которой спешил индиец.
Бандит не верил в сказки, но на всякий случай отрядил за ребенком в безумно далекий сибирский город надежных помощников. Лизу предстояло выкрасть, привезти в Рио и в случае необходимости быстро доставить к пещерам.
Теперь Люгер готов был признать, что чудеса существуют. Но по-прежнему главным чудом на свете казалась Ларри его счастливая звезда. Он шагал вперед, неутомимый, как могучая машина, держа ребенка на согнутой левой руке.
Лизе было удобно, хотя и неспокойно. Первый страх прошел. Убивать, мучить ее не собирались. Да и Печенюшкин твердо обещал безопасность. Вот только где он сейчас? А этот огромный красавец, похожий на Тарзана, хочет заставить ее поступиться самым дорогим - принципами. Но тут уж дудки! Не выйдет!
- ... Если вы мне не верите, то я вам не завидую! - втолковывала Лиза. - Ну подумайте! Что для вас дороже - какие-то жалкие сто тонн бриллиантов, или собственная молодая жизнь?
Насчет молодой жизни она, конечно, загнула, думала девочка. Этот гангстер, если признаться совсем уж честно, посимпатичней папы, но едва ли моложе.
"Ничего, - решила Лиза, - пусть ему будет приятно. Тетя Оля уверяет, что все мужчины от лести слабеют и поддаются на любые уговоры. Если я могу порой убедить собственных родителей, неужели не справлюсь с иностранным бандитом?"
- Послушайте, - решительно продолжила она, - я чувствую, вы очень умный человек. Мы можем говорить на равных. Ну, заберете вы эти бриллианты. Ну, получите за них свои миллионы-триллионы. И не успеете даже купить себе белые тапочки, как картоморы вскипятят океан и сварят Землю. И вы тоже сваритесь, как сосиска. Дети есть?
- Нету, - разговор забавлял Ларри. - Как-то не успел. И жены нет. Есть лишь зыбкая надежда на кучу косоголовых родственников. И то в будущем.
- Нет у вас будущего, - уверяла девочка. - Конечно, если мы не договоримся. Что я должна сделать, чтобы вы мне поверили?
- Ну... - Люгер задумался, - я человек азартный... Давай попробуем так. Если твои друзья настолько могущественны, как ты говоришь, мои усилия для них ничего не значат. Волшебники просто-напросто сметут меня с дороги. Если нет, прости уж, значит, и верить тебе нельзя.
Поэтому предлагаю вот что. Мы выходим к бриллиантам. Ты произносишь заклинание. Я дожидаюсь подкрепления из Рио и со своими людьми уношу камни. Помешают мне волшебники - твоя взяла. Нет - я выиграл. И тогда ты в награду заберешь столько бриллиантов, сколько войдет в карманы. По рукам?
Лиза шевелила губами, морщила нос, что-то прикидывала на пальцах.
- Хорошо, - приняла она решение. - Допустим, мы договорились. Но я ведь не знаю заклинания.
- Это не беда, - спокойно ответил Ларри. - Его знаю я.
Глава седьмая
Солнечное братство
- ...Во глубине бразильских руд? - с сомнением переспросила Лиза.
- Что тебе не нравится? - удивился Люгер. - Рифма снайперская. "Во глубине бразильских руд не пропадет волшебный труд."
- Я это, точно, слышала, - настаивала девочка. - Только не помню, где. Вас не обманули?
- Мои эксперты проверили все: пергамент, чернила... Надписи четыреста лет, розыгрыш исключен. Повторить еще раз, до конца?
- Не надо. Я запомнила...
Проход вывел Лизу и Ларри под самые своды гигантской пещеры. Внутри он переходил в галерею, плавно спускавшуюся вниз. Перед началом уклона галерея расширялась, образуя естественный балкон. Сталактиты и сталагмиты по краю его слились в желтовато-розовые, оплывающие, как свечи, колонны.
В центре зала нестерпимо, словно туда, как джиннов, загнали все салюты Земли, полыхала башня. Ровный свет из расщелин преломлялся внутри нее в миллиардах алмазных граней.
Смотреть на клад было опасно. Лиза чуть не ослепла от взрывчатого бешенства огней. Помогли чудо-очки, приспособленные для девочки Люгером.
- Во глубине бразильских руд
Не пропадет волшебный труд,
Цель благородна, час настал --
Явись, магический кристалл!
- выкрикнула Лиза.
И никакого толку...
Несколько секунд путники в замешательстве молчали.
- Может быть, надо как-то подмигивать, приплясывать, подсвистывать? - предположила девочка. - Что вы смотрите? Я же все сказала, как надо!
- Она не врет! - на крыше башни возник мрачный Очисток. - Нас всех перехитрили. Проклятые колдуны!
Сейчас, очевидно, для солидности он был ростом с человека и казался несравненно страшнее, чем прежде.
Автомат Ларри коротко рявкнул. Вспышка огня там, где стоял Очисток, потонула в сиянии камней.
Исчезнув на миг, чародей оказался на прежнем месте. Небрежно, словно прогоняя назойливую мошкару, он махнул рукой в сторону балкона.
Лиза и спутник ее окаменели среди царства камней, покрывшись таким же кудрявым известковым налетом.
Очисток бушевал. Он пытался расколоть прозрачный цилиндр, призывая на помощь все свое могущество. Но тот лишь покрывался сетью мелких трещин, тут же исчезавших, как рябь на воде. Чародей раскалял башню добела и заливал ее потоками воды, раскачивал, вертел в воздухе, бил, как тараном, в стены.
Усомнившись в себе, Очисток бросил взгляд на превратившуюся в камень девочку. Тотчас от тела ее отделилась сверкающая искра и, описав в воздухе дугу, легла на зеленую ладонь колдуна.
Бриллиант Коломбы!
Чародей уставился на камень белыми напряженными глазами, и тот, задымившись, пропал, оставив после себя лишь ничтожный комочек праха.
Потрясая кулаками в неистовстве, Очисток начал расти. Вот уже башня оказалась ему до пояса. Колдун обхватил цилиндр, взметнул над собой и, рыча от ярости, запустил им в балкон под сводом пещеры.
В то же мгновение перед колоннами на узком карнизе появился рыжий мальчишка в джинсах и белой тенниске. Хрупкая фигурка вскинула руки, и гигантская башня отлетела от них, как надувная игрушка.
Очисток с трудом увернулся, едва не растянувшись на полу.
- Больше рост - больше сила? - поинтересовался Печенюшкин. - Не устал, разрушитель?
Колдун молча бросился на противника. Тот спрыгнул, мелькнул под исполинской опускавшейся стопой, ловко увернулся от града валунов и притаился в одной из многочисленных расщелин.
Потерявший хладнокровие Очисток молотил по стенам, раня кулаки.
Мальчуган осторожно выглянул из-за скалы. В руках его был наконечник шланга. Две трубки от него уходили к синим баллонам. На одном была надпись "Рыбий жир", на другом - "Родниковая особая".
Струя под давлением ударила в пасть колдуна. Задыхаясь, захлебываясь, он рухнул на пол. Не переставая корчиться и выть, гигант уменьшался в размерах. Вот он оказался уже не больше Печенюшкина. Дернувшись в последний раз, Очисток вытянулся и затих.
Отбросив шланг, Пиччи встал рядом, с любопытством разглядывая противника.
- Обезьяна!.. - колдун вскочил на ноги, словно подброшенный. - Прячешься, трус!
- Ну уж! - удивился мальчишка. - Это мелочи, элемент игры. Я к вашим услугам, тайный советник!
В правой руке Очистка появилась кривая сабля зеленоватой стали. Левая сжимала странный кинжал с волнистым раздвоенным лезвием.
- Дуэль?! - обрадовался Печенюшкин. - Давно пора!
В пальцы его скользнула рукоять шпаги, узкая солнечная полоска вспыхнула над эфесом.
- На востоке, - важно заметил мальчуган, - мою шпагу называли весьма поэтично - Булат Надежды. Хотя, пожалуй, это чересчур цветисто, ты не находишь?
Клинок его дважды, свистя, рассек воздух. Противники осторожно, примериваясь, подступали друг к другу.
- Я уничтожу тебя, - бормотал Очисток, - развею колдовские чары. Тогда растает проклятая башня и камни обратятся в пыль...
- Ломать - не строить, - дипломатично соглашался Пиччи. - А я-то, дурень! Старался на свою погибель. Хитрил, выманивал тебя из тени...
Очисток прыгнул.
Чародеи сшиблись в яростной короткой схватке. Лязг, звон, скрежет, вопли, конское ржание, хриплые выдохи, гулкие удары, резкие выклики труб - шум поднялся несусветный. Словно рыцарский конный турнир проходил на железной крыше. Звуками этими тайный советник наивно пытался запугать Печенюшкина.
Первый заряд энергии истощался. Чувствуя необходимость передышки, Очисток отступал. Чары не помогали - могущество одного врага не действовало на другого. Так два чудовищных смерча, столкнувшись, исчезают, превращаясь в пустую недвижную тишину. Колдун юркнул за скалу, кубарем прокатился по каменной осыпи и, вскочив на ноги, метнул в противника дьявольский кинжал.
Двойное лезвие сверкнуло и, пробив грудь мальчугана, пригвоздило его к стене, точно белую бабочку.
Забыв усталость, длинными прыжками Очисток летел наверх.
- Сейчас! - кричал он в исступлении. - Сейчас я увижу цвет твоей крови!
- Никогда! - Пиччи отскочил в сторону. Клочья разодранной тенниски повисли на кинжале. - Зрелище не по чину, ваша тайность!
Лохмотья пропали. На гибком загорелом мальчишеском теле не видно было даже царапины.
Выдернув кинжал из стены, Печенюшкин запустил им во владельца. Мерзкое оружие снесло чародею кисть морковной руки, но, едва успев отделиться от предплечья, та приросла вновь.
Схватка продолжилась с прежним пылом. В азарте боя враги начисто забыли о законах земного тяготения, Они бились на скользкой вертикальной поверхности цилиндра, летали в воздухе, пробуя друг на друге ошеломляющие удары, вниз головой, как мухи, дрались на каменном своде пещеры.
Еще несколько раз солнечный клинок находил цель, но раны колдуна мгновенно зарастали.
- Для следующей встречи я обзаведусь картофелечисткой! - клялся Печенюшкин.
Зеленое лезвие сабли дважды доставало его и дважды отскакивало, рассыпая искры.
- Гвозди бы делать из нас, обезьян! - веселясь, выкрикивал мальчишка. - Вряд ли б ты в них обнаружил изъян, - добавил он с неожиданной солидностью...
Сражение затягивалось, оба противника устали. Каскады ударов становились все реже и короче. Видя бесполезность своих усилий, Очисток вдруг быстрее мысли перемахнул на край каменного балкона и занес над застывшей девочкой саблю. И в тот же миг она встретилась с клинком Печенюшкина.
Эфес уперся в эфес, враги, тяжело дыша, пытались спихнуть друг друга с тесного карниза. Наконец Пиччи удалось оттолкнуть Очистка. Тот, чтоб не упасть, быстро шагнул назад.Взгляды чародеев скрестились, как шпаги, оба они замерли.
"Связь с народом... - промелькнуло в мозгу Печенюшкина. - Страшно далек Очисток от народа..."
- На помощь! - прозвенел в пещере голос мальчугана. - Выручайте, солнечные братья!
Как будто невидимый исполин одним махом снес часть свода пещеры и толщу горы над ней, так же просто, как ножом - верхушку арбуза. Золотые лучи хлынули в подземелье. Острие шпаги Печенюшкина вспыхнуло - колдуну показалось, что солнечный диск крутится на нем. В глаза Очистку ударило ослепительное, обжигающее, плавящее все вокруг солнце. Теряя сознание, он успел совершить последнее колдовство - дьявольский, обманный, на самый крайний случай припасенный финт.
Колдун пошатнулся, шагнул за край и, нелепо взмахнув руками, обрушился вниз.

- ...Уверяю тебя, я все отлично видела! - настаивала Лиза. - Мы видели... - она поправилась, оглянувшись на Люгера. - Драка была - класс! Но кто тебе позволил нас всех дурачить?! Мурлыка Баюнович, видите ли, за мышами кинулся, вы с Аленкой в пропасть ухнули... Знаешь, как я перетрусила... - голос у девочки сорвался.
- Главное было - выманить Очистка к бриллиантам, - виновато объяснял Печенюшкин. - Я ведь ни возможностей его не знал, ни с какой стороны и когда он может напасть. А так все получилось как надо. И вам всем настоящей опасности не было. Прости меня, у тебя же сердце доброе.
- Если бы... Папа меня, знаешь, как зовет? Девчонка, выскочка, гордячка!.. Слушай, а почему заклинание не сработало?
- Расскажу, когда все соберутся. Ничего страшного.
Ларри, облокотившись о перила, стоял рядом с невероятным мальчишкой. Впервые за много лет ему пришлось уступить чужой воле. Странно: ненависти, возмущения он не испытывал, наоборот - чувствовал себя, как ребенок на ярмарке чудес. Цирковое, забытое ощущение праздника подступало к горлу, несмотря на некоторую тревожность ситуации.

Глубоко под ними виднелось на каменном полу распростертое тело колдуна. Печенюшкин растолковал, что пока он не опасен - парализован на несколько часов. Лиза, с омерзением поглядывая вниз, продолжала допрос.
- А бриллиант Коломбы? Насовсем пропал? Его же сжег этот злыдень.
- Ничего подобного, - улыбнулся Пиччи. - Бриллианты вечны!
Он подул себе на ладонь, на ней возник крутящийся пылевой клубок, сгустился, застыл и превратился в тяжелую каплю света.
- Здорово! - восхитилась Лиза, бережно пряча камень. - А то я к нему уже привыкла. Плата за страх.
- Гораздо лучше читать о приключениях, чем самой в них участвовать. Верно? - Печенюшкин не смог удержаться от добродушной нотации. - Вы еще и сами виноваты. Сказано было в записке - идти вперед, бандитов не дожидаться.
- Погоди... - сообразила девочка. - Но тогда Очисток через бандитов не узнал бы о наших планах и мог нарушить твои...
- Видишь ли, - Пиччи потупился, но легкая ухмылка бродила на его губах, - я очень хорошо знаю своих друзей-фантазильцев.
Тут прямо в стене пещеры неожиданно протаял ход, высокий и светлый. Из него под обширные, уже затянувшиеся своды торжественно вступил, скорее даже вплыл, Дракошкиус с Аленой на спине.
- Ой, какая красивая! - Алена уставилась на башню. - А она, как цветок, будет раскрываться? А Лиза где? Лиза, Лиза!!
Лиза, Печенюшкин и Ларри мигом оказались внизу, рядом с драконом.
- Уснула малышка, - объяснял Дракошкиус, пока сестры обнимались. - Пригрелась в шерсти, свернулась калачиком... Не хотелось будить, потому и задержались.
- Пиччи! - внезапно обернулась Лиза. - Откуда же они здесь появились? И ты, кстати, откуда? Сам же говорил: к сокровищам только один ход и продвигаться по нему можно лишь пешком, без всяких волшебных выкрутасов.
- Парадный ход один, - согласился мальчик. - Но в каждое порядочное помещение должен вести и служебный ход. Для персонала.
- Так его же нет на карте!
- А кто, - прижав руку к груди, Печенюшкин с достоинством поклонился, - кто карту-то составлял?
- Смотрите! - завопила Алена. - Там медаль блестит! Чур, моя!
Острыми глазами сороки она углядела золотой медальон на цепи, свалившийся при падении с шеи Очистка.
В следующую секунду девочка уже поднимала драгоценность и нагибала голову, чтобы надеть цепочку.
Хорошенько разглядеть находку Аленка позволила всем собравшимся, но при этом с себя не снимала.
Лиза ногтем подцепила крышку. Медальон был пуст.
- Что? - забеспокоилась Аленка. - Там чего-то внутри не хватает?
- Принято носить в нем портрет любимой, - в таких вопросах Лиза была подкована на все сто. - И ее же локон.
- Моя любимая - собака Лори, - быстро сказала младшая сестра. - Она королевский пудель. Королевский Машкин пудель. Такая серенькая - прелесть. То есть это Лори серенькая, а не Машка. Машка русая, но тоже прелесть. Сестренка двоюродная.
Пиччи щелкнул пальцами. В овале медальона появился эмалевый портрет собачьей благородной морды и прядь шелковистой серой шерсти.
Алена с чувством поцеловала портрет и захлопнула крышку.
- Вот они, мазурики! - донесся с балкона негодующий крик Феди. Компания из двух волшебников, четверых картоморов и двух гангстеров переместилась вниз так же быстро, как и предыдущая.
- Пожилой вы совсем, Мурлыка Баюнович! - грустно, нараспев причитал домовой. - Легендарное прошлое. Действительный член Волшебного совета. И что же... Пошли на поводу у авантюриста. Мы все слыхали. Вон у вашего бандюги рация на передачу включена.
- Письмо мое сохранили, Федор Пафнутьевич? - скучным голосом полюбопытствовал Пиччи. - С инструкциями. Оригинал я оставил для отчета на Волшебном совете. Бюрократы: собери, подшей, отчет по командировке...
Федя как бы не расслышал вопроса.
- Да что там старое вспоминать! - закончил он бодро. - Молодец, Печенюшкин. Прямо сказать, народный герой! Дай я тебя по-стариковски, троекратно...
Он полез целоваться, но мальчуган ловко, необидно уклонился.
- Дело за главным, - объявил Пиччи. - Аленка, заклинание помнишь? Давай!
Девочка читала с выражением, отчетливо выделяя каждое слово, так что общий смысл несколько ускользал.
И снова ничего не произошло.
Растерянно, кривя рот в обиде, она оглянулась на Печенюшкина.
- Только не огорчайся! - быстро откликнулся тот. - Сейчас все поймешь. А ну-ка, обе вместе, хором!
Цель благородна, час настал --
Явись, магический кристалл!
- закончили сестры.
Сияние камней увеличилось нестерпимо, и под торжественную музыку крыша башни откинулась на невидимых шарнирах.
Федя, так и не утоливший стариковскую потребность в ласке, бросился целовать девочек.
- У тебя, Лиза, - улыбаясь, объяснил Пиччи, - еще не хватает качеств старшего в роде - доброты, спокойствия, рассудительности. У Алены - опыта, настойчивости, знаний. А вдвоем - полный набор. Подрастете, все придет и к той и к другой. Важно, что вместе вы - сила! Никогда об этом не забывайте...
- Вспомнила! - закричала Лиза. - Это Пушкин! "Послание к декабристам." "Во глубине сибирских руд..."
- Пушкин, Печенюшкин... - взволнованно говорил герой. - Даже фамилии похожи. Стихи растут, как звезды и как розы... Сам воздух полон идей и сюжетов. Конечно, - строго добавил он, - подлинный гений воплощает их в слова с несравненно большей силой.
- А что будет с нами? - робко нарушил молчание Косоголовый. - Если позволит господин волшебник, я хотел бы жениться на Полетте. Ведьма она, колдунья, фея - происхождение невесты не волнует меня, миллионера-интернационалиста!
- Неужели, милый Джон, вас не волнует возраст невесты? - нежно спросила красавица. - Я могла бы нянчить еще вашу пра-пра-пра-прабабушку. Взгляните на меня внимательней.
Локоны ее обратились в седые букли, глаза выцвели, покраснели веки, щеки и лоб покрылись морщинами. Перед бандитом, опираясь на зонтик, стояла величавая, невзирая на возраст, девяностолетняя примерно дама.
- Старуха!.. - прохрипел Косоголовый. - Ты?! Чего смеешься?!
Он отпрянул, ударился о стену, выронил автомат, потом другой автомат, потом четыре гранаты и бинокль, представляя собой абсолютно жалкое зрелище.
Тем не менее расстаться с мечтой гангстер никак не желал.
- Сойдут отеки, молодость вернется... - бормотал он с надеждой. - Слесарь... стихи... счастье... союз сердец...
Ум бедняги, безусловно, несколько помутился.
- Сон вылечит его, - фея (вновь прекрасное видение) легко прикоснулась губами ко лбу бандита. - А там, глядишь, и сбудется давнее желание - остров Косоголовых. Печенюшкин, друг мой, вы не против гаремов?
- Каждый народ живет по своим законам, - мальчик устало потер лоб. - Мое мнение не в счет. Но вот не хватит ли жить по законам неправедным? Ларион Александрович, - он вдруг живо обернулся к Люгеру, - вы не хотели бы вернуться в Россию?
Впервые Ларри растерялся.
- Я не думал об этом... - сбивчиво заговорил он. - Хотя... Сейчас там грандиозные перемены... Впрочем, что за чепуха? Зачем русским праведникам гангстер?
- Ура! - Лиза была в восторге. - Знаешь, Пиччи, он мне сразу понравился. Пускай откроет тысячу совместных предприятий, а всю прибыль отдаст детским больницам. - Точно?
- Не стоит торопиться, - Печенюшкин поднялся. - Волшебной силой можно склонить человека к чему угодно, только это будут фальшивые чувства и мысли. Однако знайте, граф, в добрых делах я вам помощник и друг.
Он подошел к Ужастику, стоявшему в тени. Шпага все еще висела на бедре у мальчишки. Клинок стремительно вылетел из ножен и солнечным росчерком коснулся страшной коричневой маски. Глянцевая шелуха отлетела, будто под струей ветра.
Даже картоморы с любопытством уставились на бандита. Рыжеватый кареглазый блондин с открытым симпатичным лицом, с веснушками на носу смотрел на собравшихся. Недоверчиво, испуганно улыбаясь, он ощупывал физиономию.
- Рольф Шмутке - жертва овсянки, - представил Ужастика Печенюшкин. - Гениальный повар и очень талантливый боевик-профессионал. Водитель-виртуоз на земле, на воде, в воздухе.
- Зеркало... - выдохнул Рольф.
Фея подала ему зеркальце.
Ужастик рухнул на колени. Поскольку Пиччи в этот миг ловко скользнул к сестренкам, гангстер оказался как раз перед своим рюкзаком.
- Мой господин... - шептал он. - Теперь я ваш раб на всю жизнь... - рюкзак попал в поле его зрения. - Торжественный ужин! Омары, дичь, рейнская лососина, - он лихорадочно отшвыривал жестянки. - Черт, все консервы!
- До торжественного ужина еще ох как далеко, - пророкотал Дракошкиус. - Главное, как всегда, впереди. Камни, я полагаю, стоит до поры переправить в Фантазилью?
- Согласен полностью! - Печенюшкин бодро подхватил рюкзаки сестер. - Но малую толику возьмем с собой. Иначе, кто нам поверит.
Он взлетел на вершину башни, спрыгнул внутрь и мигом вернулся с тяжеленным грузом.
- Сам понесу! - заверил он девочек. - Смотрите лучше - такое второй раз не увидишь.
Пиччи просвистел начало замысловатого мотива, и тут же подхватил его невидимый оркестр.
Часть свода исчезла вновь. Сверкающий бриллиантовый жгут в три обхвата потянулся из башни, словно кобра из горшка факира. Вот жгут выбрался весь. Свился наверху в непонятный вензель, махнул остающимся двумя хвостами и, вытянувшись, улетел к солнцу.
Мальчуган хлопнул в ладоши. Тело колдуна поднялось в воздух, достигло отверстия в башне и медленно погрузилось на дно. Откинутая крыша цилиндра вернулась на место.
Печенюшкин скороговоркой пробормотал какую-то тарабарщину.
- То же заклинание, только наоборот, - пояснил он друзьям. - Теперь открыть башню может только Волшебный совет в полном составе. И все-таки я бы оставил сторожа. Федор Пафнутьевич, Мурлыка Баюнович, как вы на это посмотрите?
Старые кадры бросили жребий. Сторожить выпало Дракошкиусу. Лизе показалось, что Печенюшкин ощутимо обрадовался.
- Через день-другой мы вас сменим, Мурлыка Баюнович, - обещал Пиччи. - Пусть Глак решает судьбу негодяя - это дело картоморов. А нам пора покинуть пещеру.
- И куда теперь? - волновалась Лиза. Ей хотелось что-то предложить, но девочка не решалась.
Рыжеволосый герой хитро прищурился.
- Могла бы сразу сказать, о чем думаешь. Я чужие письма не читаю, только нехорошо заводить тайны от друзей.
- Ты все знаешь? - Лиза покраснела. - Я боялась, еще рассердишься, подумаешь - что она вмешивается... Не сердись.
- Глупенькая! На твоем месте и я бы беспокоился: смогут ли помочь всей Земле несколько волшебников из глубокой провинции...
- Ладно. Я сама расскажу, - девочка запнулась. - В общем, я в самолете в туалете написала письмо и в Рио тайком отправила. В Совет Объединенных Наций. Там было все про картоморов, как они Землю хотят сварить, и где у них столица, и чтоб их не убивали, потому что они тоже несчастные. Конечно, глупость. Решат, что у меня, как американцы говорят, летучие мыши в колокольне.
- Утешить тебя нечем, - сообщил Пиччи. - В секретариате СОН сильно смеялись над этим письмом. Зато сейчас им будет не до смеха.
- Так мы туда?!
- Именно! Завтра с утра заседание Секции Безопасности. И Генеральный Секретарь делает доклад.
- Неплохой масштаб! - Ларри присвистнул. - Можем помочь. У нас вокруг этой организации есть кое-какие связи.
- Не исключено, - заверил Печенюшкин. - Начнется наведение мостов между народами, правительствами, поднимется такая кутерьма... Ваши связи и опыт как раз пригодятся.
Очнулся Косоголовый. Туманными глазами он посмотрел на девушку своей мечты. Встал. Покачнулся. Подошел к фее. Нежно, едва ощутимо провел по ее щеке кончиками пальцев.
- Мама... - невнятно прошептал бандит. - Я плохо себя веду, мама, нарушаю законы... Белые мыши отшатнулись бы от меня...
Поток скупых мужских слез хлынул по небритым щекам.
- Клянусь Волшебной книгой, - вскочила Фантолетта, - я перестаралась!
Синим платочком она вытерла лицо бандита, привстав на носки, погладила по затылку.
Ужастику и Ларри почудилось, что голова их компаньона слегка изменила форму к лучшему.
- Полетта, я, кажется, вздремнул? - Косоголовый бесцеремонно чмокнул фею в щеку. - Какой очаровательный запах исходит от вас всегда! Прямо волной. Это баранье жаркое с луковой подливкой! Угадал? Еще бы! Ух, сколько я сейчас съем!
Ларри заслонил Ужастика.
- Не показывайся ему сразу, - быстро шепнул Люгер. - Еще одно потрясение бедняге не выдержать.

Троллейбус нетерпеливо приплясывал у пещеры, ожидая хозяина.
- Знаю, знаю, - успокаивал его Пиччи. - Все уже в порядке. Группа КУКУ расколдована. Те, что были здесь, и те, что ждали в блюдце, вместе летят домой, к законному королю.
Ларри исчез в вертолете, готовя последний в этой главе сюрприз.
Вот он появился опять вместе со смуглым худым стариком.
Глаза незнакомца, как два больных человека, скорбно оглядывали сборище. Перекованные гангстеры стыдливо повесили головы.
Лиза сразу узнала доброго рассказчика из своего двора, хотя и видела его год назад, к тому же совсем недолго.
- Где вы его держали?! - разгневалась она. - Наверное, в кандалах?! Голодом морили?!
- Хвостовой салон у нас по классу люкс! - Рольф Шмутке, бывший Ужастик, выглядел теперь милейшим человеком. - Два холодильника с деликатесами. Суперкомфорт. Только что не выйти. Хотя Косоголовый сам бы счастлив был запереться изнутри недельки на две.
- Ваши мучения кончились, доктор Брахнамур! - Федя и Печенюшкин бережно усадили индийца в троллейбус. - Клад найден, он будет служить всем людям Земли. И не только людям. Мы все вам расскажем по дороге.
- Счастливо, господин Печенюшкин! - Ларри готовился прикрыть дверцу вертолета. - До встречи в Нью-Йорке! В то время и на том месте, что вы назначили.
- Желаю удачи, граф, - сдержанно попрощался Пиччи.

Вертолет давно пропал. Вообще все пропало, кроме белого, как молочный суп, тумана за окнами - троллейбус проходил сквозь облака.
Лиза уже совсем была готова забыться в дремоте, но вдруг вскочила, хлопнув себя по лбу, и кинулась к водительскому креслу.
- Вспомнила! - объявила она. - Главное ты нам так и не рассказал! При чем же здесь все-таки старый перец?!

К О Н Е Ц В Т О Р О Й Ч А С Т И



далее: Часть третья >>
назад: Глава четвертая <<

Сергей Белоусов. Смертельная кастрюля, или Возвращение Печенюшкина
   С О Д Е Р Ж А Н И Е
   Часть первая
   Глава первая
   Глава вторая
   Глава четвертая
   Часть вторая
   Глава первая
   Глава вторая
   Глава третья
   Глава четвертая
   Глава пятая
   Часть вторая
   Глава первая
   Глава вторая
   Глава третья
   Глава четвертая
   Глава пятая
   Часть вторая
   Глава первая
   Глава вторая
   Глава третья
   Глава четвертая
   Глава пятая
   Часть третья
   Глава вторая
   Глава шестая
   К О Н Е Ц


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация